Эротические романы читать онлайн бесплатно
Автор: Бель де Жур

От автора
Во избежание дальнейших недоразумений, скажу сразу: я - проститутка.
Признание это, что и говорить, дается мне нелегко. Многие употребляют это слово, когда хотят сказать, что работают в ужасных условиях где-нибудь в конторе на побегушках или торговым агентом, или какой-нибудь шестеркой в средствах массовой информации. Мол, их работа мало чем отличается от проституции. Уверяю вас, что это все чушь собачья. Уж я-то это знаю точно - при­шлось погорбатиться в самых разных местах, а вот теперь меня трахают за деньги; могу сказать точно, что это совер­шенно разные вещи, просто небо и земля.
Живу я, а это тоже немаловажно, в Лондоне. То есть я - лондонская проститутка. Два эти факта могут быть, а могут и не быть связаны между собой. Лондон - город далеко не самый дешевый на нашей грешной планете. Как почти все мои друзья, я приехала завоевывать его сразу после универ­ситета. Думала: найду работу, если и не с хорошей зарпла­той, то хотя бы интересную, где рядом со мной будут трудиться исключительно приятные и симпатичные моло­дые люди. Но поди найди такую работу: подобных мест в мире, увы, раз, два - и обчелся, на всех не хватает. Почти все сегодня хотят быть поближе к деньгам, все учатся в университетах денежки считать, включая и двух моих друзей, А-2 и А-3, которые пользуются большим уважением в своих академических кругах. Боже мой, да по мне, чем такая участь - уж лучше сдохнуть. По своей бесполости что бухгалтерия, что академия - один черт.

Записки Лондонской проститутки

Эротические романы читать онлайн бесплатно без регистрации
«Для взрослых»
Зато проституция - работа стабильная и большой само­отдачи не требует. У меня широкие возможности знако­миться и общаться со множеством самых разных людей. Само собой, почти все они - мужчины, и с большинством из них я никогда больше не встречусь. Я должна трахаться со всяким, даже если он сплошь покрыт волосатыми ро­динками и во рту осталось три с половиной зуба. Я долж­на его слушаться, даже если он потребует, чтобы я вопло­тила в жизнь его сексуальную фантазию, разыграв роль какой-нибудь его училки по истории в шестом классе. Но это куда лучше, чем сидеть за столом в мрачном офисе, где томятся такие же несчастные, и то и дело поглядывать на часы, в нетерпении ожидая сначала обеденного переры­ва, а потом и конца рабочего дня, когда можно будет отправиться по домам. Вот почему, когда кто-нибудь из моих друзей в который раз заводит одну и ту же пластин­ку и принимается жаловаться на свою работу, мол, вкалы­вает, как проститутка, я с пониманием поддакиваю и вы­ражаю полное сочувствие. Мы цедим свои коктейли и горестно качаем головами, удивляясь, куда это подевались все наши юношеские амбиции.
Мне представляется, что их мечты нынче устремляются прямехонько в сторону пригородов, где раскинулись уют­ные особнячки с палисадничками. У меня же перспектива одна: раскидывать ножки в ненасытном вожделении и получать наличными, желательно регулярно.
Хотя я отдавала себе отчет в том, что выбора у меня, в общем-то, нет, все-таки я далеко не сразу решилась сделать проституцию моим основным занятием. В Лондон я попала, как и тысячи других недавних выпуск­ников университетов и колледжей. Долг за обучение у меня был совсем маленький, оставались кой-какие сбережения - мне казалось, что на несколько месяцев вполне хватит, пока подыщу что-нибудь подходящее. Но запасы быстро исто­щились: дороговатое в Лондоне жилье, да и за всякие про­стые мелочи, без которых жизнь немыслима, тоже надо платить. Дни мои проходили в изучении газетных страниц, где печатают объявления о вакансиях Я писала полные эн­тузиазма и лести письма своим предполагаемым работода­телям, хотя я почему-то уже тогда была уверена, что ника­кого ответа не дождусь, а по вечерам, перед тем как забыть­ся сном, неистово мастурбировала.
Самые светлые минуты в те дни были, без сомнения, именно минуты этой яростной мастурбации. Я, напри­мер, представляла себе, что работаю на заводе по произ­водству канцелярских товаров инженером-испытателем, и работа моя заключается, в частности, в том, чтобы при­цеплять себе на внутреннюю сторону бедер зажимы для бумаги, в то время как кто-то с азартом меня трахает. Или что я - личная секретарша одной могущественной лесби­янки и садомазохистки, я прикована цепью к ее рабочему столу, и меня лижет еще одна такая же, как и я, рабыня, которую в свою очередь дрючит какой-то тип с огром­ным членом. Или что я плаваю в каком-то бассейне, ниче­го не ощущаю, как вдруг чьи-то невидимые руки начина­ют щупать и пощипывать мое тело, сначала осторожно и мягко, но потом все более и более болезненно.
Лондон - не первый большой город, в котором мне приходилась жить, но что самый большой в моей жизни, так это правда. В других местах человек всегда имеет шан­сы встретить на улице знакомого или хотя бы улыбающе­еся лицо. Иное дело здесь. Поезда битком набиты пассажирами, которые, как могут, отвоевывают себе личное пространство с помощью дешевого романа, газет или на­ушников плеера. Помню, однажды я ехала в метро по Северной ветке. Женщина, которая сидела со мной ря­дом, буквально уткнулась носом в свой журнал. И только через три станции я догадалась, что она не читает, а пла­чет. Трудно не проявить сочувствие в такой ситуации, а еще трудней самой не расплакаться.
Итак, я с тоской наблюдала, как тают мои и без того тощие средства. Покупка проездной карточки на все виды транспорта стала самым светлым пятном недели. Уреза­ние расходов на нижнее белье - у меня есть нездоровая потребность покупать кружевную дребедень - проблемы не решало.
И вот, вскоре после моего переезда в этот город, я вдруг получила эсэмэску от одной дамы, с которой меня познакомил один мой друг, назову его Н. Лондон - род­ной город Н., и он, похоже, всех тут знает. Надо заметить, что людей я распределяю по шести уровням, и он в моей классификации занимает как минимум четвертый. И ког­да он стал из кожи вон лезть, чтобы представить меня этой даме, я сразу насторожилась. «До меня дошел слух, что вы в городе, - я бы с большим удовольствием встре­тилась с вами, когда вы будете свободны» - гласил текст послания. Я сразу вспомнила эту плотненькую, сексапиль­ную женщину постарше меня, с безупречной речью и вкусом. Когда мы только познакомились, я подумала, что мы с ней не сойдемся. Но как только она повернулась спиной, чтобы уходить, Н. громким шепотом и отчаянно жестикулируя сообщил, что она наглая и всегда прет как танк, а вдобавок еще и спит с женщинами. И тут я вдруг возбудилась. Если б я была мужчиной, я бы сказала, что у меня на нее стоит, ей-богу.
Текст этот я хранила несколько недель, и чем дальше, тем больше разгорячалось мое воображение, тем неспокойней было у меня на душе. Очень скоро в моих ночных грезах она превратилась в этакую каучуковую бестию, инферналь­ную сучку, подчиняться которой - сплошное наслаждение. Мне мерещилось, что девицы на улицах и помешанные на сексе офисные бездельницы похожи на нее. Я ответила ей. Она позвонила почти сразу и сообщила, что она и ее но­вый друг приглашают меня поужинать на следующей неде­ле и с нетерпением будут ждать встречи.
Несколько дней я мучилась, размышляя, что надеть, потратила уйму денег на стрижку и новое белье. В самый вечер нашего свидания я переворошила весь свой шкаф, примеряя то одно, то другое. Наконец остановилась на плотно облегающем джемпере цвета морской волны и угольно-черных брюках - этакая секретарша на побегуш­ках в офисе, но достаточно сексапильная. Я пришла на полчаса раньше, перед этим еще полчаса потратив на по­иски самого ресторана. Мне было сказано, что столик я смогу занять только тогда, когда прибудут пригласившие меня люди. Остатки денег я спустила на выпивку в баре и очень надеялась, что за мой ужин заплатят.
В зале стоял легкий гул - в узеньких кабинках воркова­ли парочки, негромким фоном звучала музыка. Все при­сутствующие выглядели старше меня и определенно отно­сились к разряду людей преуспевающих. Некоторые, воз­можно, зашли сюда прямо с работы; другие - явно из дома: надоело сидеть, вот и решили освежиться и напи­таться новыми впечатлениями. Всякий раз, когда открыва­лась дверь, в помещение вкатывала волна прохладного осеннего воздуха, несущего с собой запах сухих листьев.
Наконец они пришли. Нас посадили за столик в углу, достаточно далеко, чтобы официанты не слишком нам докучали. Как-то так получилось, что я села между ними. Она принялась оживленно болтать о картинных галереях и знаменитых спортсменах, в то время как он, не отрыва­ясь, разглядывал мой джемпер. Потом я почувствовала, как его рука крадется по моей правой коленке, а ее стопа, обтянутая чулком, заскользила по внутренней стороне брючины.
Ага. Вот им, оказывается, чего надо, подумала я, и разве не знала я этого с самого начала? Неплохая парочка: оба старше меня, оба эффектно выглядят и оба соблазнительно развратны. Ну как с такими не потрахаться? Никаких при­чин против этого в душе у меня не отыскивалось. Я заказа­ла то же, что и они, все обильно сдобренное пряностями и уснащенное маслом. Ризотто с грибами подали такой гус­той, что я с трудом могла отодрать его от неглубокой тарел­ки, такое клейкое, что приходилось соскребать его с ложки зубами. Рыбу принесли целиком, вместе с головой, и ее мугные глаза подозрительно изучали нас до тех пор, пока не унесли остатки. Соседка моя то и дело облизывала себе пальцы, и я не могла избавиться от ощущения, что она это делает не от отсутствия хороших манер, а нарочно. Я про­тянула руку и скользнула по ее плотно обтягивающим брю­кам, к промежности, и она сдвинула ноги, зажав мои паль­цы. И как раз в эту самую минуту официантка вдруг реши­ла обратить на наш столик внимание. Она приволокла целое блюдо крошечных пирожных, других сладостей и шокола­да, и мужчина одной рукой принялся угощать свою подру­гу, а другой пожимал мне правую руку, в то время как пальцы моей левой ритмично двигались у нее между ног. Она кончила - легко и почти без звука. Я наклонилась и прошлась губами по ее шее.
- Превосходно, - пробормотал он. - Проделай-ка это еще разок.
И я повторила все сначала. Покончив наконец с едой, мы покинули ресторан. Она села за руль, а он попросил меня занять переднее сиденье рядом с ней и раздеться до пояса. Сам, усевшись позади, положил ладони мне на груди и принялся нежно теребить соски. До ее дома ехать было совсем близко. Я вышла из машины как была, голой по пояс, и как только мы вошли в дом, мне приказали встать на колени. Она вышла в спальню, а он тем временем препо­дал мне несколько основных уроков послушания, заставив принять одну за другой несколько неудобных поз; при этом я должна была держать разные тяжелые предметы и одно­временно брать в рот его крепкий, пружинистый штырь.
Она вернулась с зажженными свечами и принесла хлыс­ты. Мне уже приходилось на собственной коже испытывать действие и горячего воска, и удары кнута, но попробовать то же самое с поднятыми вверх ногами и воткнутой между ними горящей свечкой, с которой горячий воск капает прямо на живот, - это было для меня новеньким. Часика через два он, наконец, вошел в нее и, пользуясь своим членом как превосходным орудием понукания, нередко являвшимся мне в моих грезах, заставил ее прильнуть ли­цом к моему влагалищу и просунуть в него язык.
Когда все кончилось, мы с ним оделись, а она отправи­лась в душ. Он вывел меня из дома и помог поймать такси, кэб черного цвета. Мы шли по улице, нежно спле­тясь руками, и прохожие вполне могли принять нас за любящих отца с дочкой. Мы и вправду смотрелись как красивая пара.
-  Ну и женщина у вас там, - сказала я.
-  Я готов сделать для нее все, что угодно, лишь бы ей было хорошо, - просто ответил он.
Я с пониманием кивнула. Он махнул рукой, остановил машину и назвал водителю адрес. Когда я уже уселась на заднее сиденье, он вручил мне свернутые в трубочку деньги и сказал, что они с удовольствием примут меня еще раз и в любое время. Я проехала уже половину дороги к дому и только тогда развернула тугую трубочку свернутых банк­нот, и с изумлением увидела, что их было как минимум в три раза больше, чем мне нужно было заплатить за такси.
Я быстренько подсчитала в уме - долг за квартиру, сколь­ко у меня осталось на то, чтобы погасить его, чистую прибыль за один только вечер. В голове мелькнула было мысль, что другая в моем положении чувствовала бы угры­зения совести: полузнакомые люди использовали на пол­ную катушку, сунули деньги - и до свидания. Но мне было совершенно плевать. Они получили свое удовольствие, а для такой богатой пары сумма, которую они потратили на обед в ресторане и на такси, - совершенные пустяки. И положа руку на сердце, в ту минуту я вовсе не считала, что отработала свои денежки.
Я попросила водителя остановиться за несколько квар­талов от своего дома. Быстрый стук моих каблучков эхом разносился по пустынным улицам. Осень только начина­лась, ночи были совсем еще теплые, и алые пятна, остав­ленные на моем теле расплавленным воском, пылали под одеждой приятным жаром.
Мысль торговать своим телом стала мучить меня, как гнойная рана, она отравляла мое сознание. Но на какое-то время мне удалось подавить в себе всякий интерес к это­му, как мне тогда казалось, странному занятию. Деньги на жизнь я брала у друзей в долг. Кроме того, я познакоми­лась и стала встречаться с одним молодым человеком, у которого были серьезные на мой счет намерения. Все это приятно отвлекало меня от назойливых дум до тех пор, пока из моего банка не пришло уведомление о превыше­нии кредита. В письме также сообщалось, что они желают встретиться со мной и потолковать о моей ссуде. Моя кандидатура по-прежнему не интересовала работодателей, с каждым я проваливала интервью, и рана моя зудела все сильней, и настойчивый голос шептал в уши: ты ведь зна­ешь, как можно легко и приятно заработать деньги, хоро­шие деньги. Я все думала, думала, не переставая, вспоми­нала свои ощущения, вспоминала, как садилась тогда по­среди ночи на заднее сиденье черного кэба. Почему бы еще раз не попробовать? А там посмотрим, что из этого выйдет.
И наконец решилась, а через несколько дней стала вести дневник...
УДАРНИЦАМ ЛОНДОНСКОГО СЕКСУАЛЬНОГО ФРОНТА -ПЛАМЕННЫЙ ПРИВЕТ!
NOVEMBRE
Агентства
Как правило, лондонские агентства оставляют себе треть нашего заработка, исключая расходы на транспорт и чае­вые. Предполагается, что транспортные расходы по вызо­ву девушки оплачивает мужчина, и эта сумма колеблется от тридцати до сорока фунтов стерлингов.
Агентство берет на себя расходы по рекламе, организа­ции свиданий, а также по обеспечению безопасности де­вушки, если в этом возникает необходимость. Некоторые агентства удерживают стоимость рекламной фотосъемки из денег, полученных за первое свидание девушки, либо просят оплатить съемку заранее. Агентство, в котором за­регистрировалась я, этого не сделало, фотографирование и составление биографии здесь делается бесплатно.
Если повезет, контакты с людьми из агентства сводятся до минимума. Последний раз, когда я видела своего ме­неджера, она только сделала критическое замечание по поводу моей губной помады. Поистине, женская солидар­ность - великая вещь.
Прическа
Порой для тщательной подготовки к свиданию - почи­стить перышки, прихорошиться - совсем не остается вре­мени, ехать надо немедленно. И страдает в таких случаях в первую очередь прическа. У меня, например, волосы, если я куда-нибудь спешу, становятся какими-то жесткими и даже слегка жирными. Для подобных ситуаций существу­ет, однако, одна старинная хитрость, которая действует, правда, только в течение одного часа; меня этому научила одна моя университетская подруга: надо слегка посыпать волосы тальком и причесаться, едва касаясь волос расчес­кой. При этом ни в коем случае нельзя применять ника­ких увлажняющих средств, иначе рискуешь приклеиться головой к стене или к спинке кровати.
Деньги - только наличными
Я не принимаю к оплате кредитные карты. Что я, кассо­вый аппарат должна с собой носить?
Общение с клиентом
Уметь поддерживать разговор не только полезно, но это, вероятно, наиболее важная часть нашей работы. Де­лай вид, что тебе интересно все, о чем ни заговорит с тобой клиент. Но только не говори о политике; избегай также разговоров и на другие острые и потенциально про­вокационные темы. Другими словами, не показывай, что ты слишком умная. Побереги мозги для будущей полити­ческой карьеры.
samedi, le 1 novembre
Клиент потянулся губами к моим соскам.
-   Осторожней, у меня ПМС, - сказала я, мягко прово­дя его руками, где только можно.
-   Расскажи про свои сексуальные фантазии, - попро­сил он.
-   Ну, например, меня похищают четверо мужчин, раз­девают догола, связывают и кидают на заднее сиденье ма­шины. Потом куда-то везут, находят тихое место, останав­ливаются, выходят и начинают на меня дрочить через рас­крытые окна.
-   А лошадей случайно нет поблизости?
-   Поблизости много лошадей. Мы где-то на природе, возле фермы. Они фермеры.
-   Ты чувствуешь запах лошадей?
-   Да, острый запах лошадей, они храпят и ржут в сво­их стойлах, они очень возбуждены. У лошадей ведь огром­ные члены, верно?
-   О, да. Да, у них очень большие члены.
-   Ну вот, фермеры на меня по очереди кончают, а потом ведут меня на конюшню.
-   Чтобы ты трахалась с лошадью?
-   Нет, конечно, меня даже близко не подводят. Лоша­ди такие большие! Очень большие! И одна лошадь... жере­бец... бесится, он сильно возбужден. Мне кажется, что он уж слишком большой. Он так рвется и брыкается в своем стойле, что мне кажется, вот-вот он сломает там дверь. - О-о-о!...
dimanche, le 2 novembte
Что касается работы, я успела усвоить несколько вещей:
В мире, где двенадцатилетние девочки щеголяют в сек­суальных сапожках, а монахини - в откровенных мини-юбках, проститутку, входящую в гостиницу аэропорта Хитроу, можно без проблем вычислить по элегантному костюму от модного дизайнера. Это факт.
Организация свидания с клиентом происходит почти всегда по одной и той же схеме. Клиент, как правило, просмотрев веб-сайт, связывается с агентством. Он зво­нит, делает заказ, менеджер звонит мне, потом перезвани­вает клиенту, чтобы подтвердить заказ, потом клиент ждет. Мне обычно нужно, чтобы меня уведомили не позднее, чем часика за два. Один час на душ, одевание, макияж и прическу и час на вызов такси и дорогу к месту встречи.
Все, что необходимо для макияжа, лежит у меня на отдельной полке, не там, где остальные туалетные принад­лежности. Я становлюсь перед большим зеркалом и мето­дично совершаю свой ритуал: сначала пудра и одеколон, потом трусики, лифчик и чулки, потом платье, туфли, макияж и, наконец, прическа. Из одежды у меня под ру­кой три ансамбля, которые я чередую и комбинирую с аксессуарами: скромное, но облегающее серое шерстяное платье, костюм в белую клетку и строгое черное льняное платье с элегантным жакетом. И огромный выбор белья и туфель.
Перед тем как войти в гостиницу, очень важны самые последние три секунды. Какие в гостинице двери, прозрачные или глухие? Если прозрачные, то надо быстро найти взглядом лифт. И ни в коем случае не останавли­ваться, когда войдешь, не задавать персоналу гостиницы никаких вопросов, особенно такого типа, как, мол, про­йти в туалет или на второй этаж. Спокойно и раскованно проходи в дверь, небрежно кивни в их сторону, если уви­дишь, что на тебя смотрят. Не успела вычислить, в какой стороне лифт или туалет, - направляйся в первый попав­шийся коридор, а там уже ориентируйся. Тот, кто на тебя смотрит, должен видеть хорошо одетую даму, и не более.
Ты -деловая женщина, вот и все.
И в этом, кстати, есть изрядная доля истины.
Лифт для нас - полезнейшая штука. Пока в нем едешь, у тебя есть время достать из сумочки мобильник и по­слать в агентство сообщение - им там необходимо знать, что ты добралась вовремя. Если запаздываешь, они пере­звонят клиенту' и сообщат: все, мол, в порядке, нужно только немножко подождать. В лифте же можно освежить помаду на губах, если считаешь нужным, поправить одеж­ду. Никогда не приходи с испариной на лбу и тяжело дыша, будто за тобой гнались. Найди нужную дверь и быстро, но вместе с тем решительно постучи. Войдя в номер, не забудь улыбнуться: «Здравствуйте, приятно с вами познакомиться. Простите, что заставила вас ждать». Причем последняя фраза произносится независимо от того, опоздала ты или нет. Даже если ты пришла точно вовре­мя, не забывай: все это время клиент сидел как на иголках и отсчитывал каждую минуту до твоего прихода. Ни в коем случае нельзя нервничать или робеть - категоричес­ки противопоказано. Сними плащ или пальто, сядь. Кли­ент, скорее всего, предложит что-нибудь выпить. Никогда не говори, что не пьешь, никогда не отказывайся. Если нет ничего, кроме минералки, выпей хотя бы ее.
Плату за визит возьми прежде, чем все начнется. Од­нажды я забыла это сделать. Клиент засмеялся. «Ты, на­верное, в этом деле новенькая, - сказал он, и когда я, уже после всего, вышла в туалет подмыться, он засунул деньги в тостер. Не пересчитывай деньги при нем. Если что-то подозреваешь, у тебя будет время сделать это по­том. Ни в коем случае не затягивай визита, уходи, как только закончилось твое время. Если он хочет, чтобы ты задержалась подольше, пусть позвонит менеджеру, дого­ворится об оплате за дополнительное время и сразу же заплатит тебе. Уходя, поцелуй клиента, но не усердствуй - достаточно легкого прикосновения губ. Не забудь ска­зать при прощании: «Мне было с вами очень хорошо. Надеюсь встретиться еще раз». Выходи так же спокойно и быстро, как и входила: легкий кивок персоналу - и на выход. Как только окажешься на улице, пошли сообще­ние или позвони в агентство. Если начальница не полу­чит от тебя сообщения, она станет звонить клиенту, по­том в гостиницу, своим охранникам, если те окажутся поблизости, а потом и в полицию. Она знает, как порой случается. Она сама была в твоей шкуре и все это прохо­дила сама.
Моя начальница очень мила, выглядит как настоящая куколка. Когда она спрашивает, как все прошло, я всегда отвечаю, что клиент был душка, настоящий джентльмен, даже если это и преувеличение. Я не хочу ее лишний раз тревожить.
Порой ведь всякое бывает, и встреча проходит и в са­мом деле не совсем идеально - так было один раз, когда я не удержалась и, уходя, погрозила пальцем одному черес­чур прижимистому клиенту. Дура еще была. Ну да ладно, ничего страшного, может, он и не заметил вовсе, а на ошибках учатся.
lundi, к 3 novembre
Ближе к центру города всегда много пробок, так что лучше прибыть на работу пораньше, чем опаздывать и нервничать. Вчера у меня была встреча недалеко от Лестер-сквер. Я приехала на полчаса раньше и, чтобы убить вре­мя, зашла в музыкальный магазин.
Мне нравится заходить в музыкальные магазины. Музы­ка - моя страсть. Это была все та же сеть, где первый этаж заставлен DVD дисками и книгами о музыке. Полки с но­винками были забиты лидерами чартов и разными дешёвы­ми дисками. Я отправилась наверх, в отдел джаза и блюза.
Большинство покупателей были юнцы и девицы, которые тоже, видимо, слонялись от нечего делать от полки к полке, но, в отличие от меня, они не были так размалеваны. Инте­ресно, клиент ждет меня сейчас в назначенном месте встре­чи или тоже где-нибудь шляется, убивая время, думала я. А вдруг он тоже здесь? Я огляделась. Мужчина был только один, худой блондин. Он стоял, опираясь на край стойки. Симпатичный, похож на молодого преподавателя универси­тета с порочным лицом. Я медленно прошла мимо и загля­нула ему через плечо. Его тонкие пальцы сжимали диск Исаака Хейеса. «Неплохой выбор», - пробормотала я. Он с таким удивлением посмотрел на меня, что чуть не выронил диск. Должно быть, я выглядела смешно: разряженная, в мешковатом плаще, лицо, как у пугала, все разрисованное косметикой. Идиотка, идиотка, о, какая идиотка. Громко стуча каблучками о ступеньки, я поспешила вниз.
Клиент, конечно, оказался совсем не тот, кого я встрети­ла в магазине.
Работа была на всю ночь: до восхода солнца. Начальница получила такой положительный отзыв о моей пунктуально­сти и профессиональном мастерстве, что на сайте интерне­та в моей папке об этом теперь сказано особо. По природе я не лидер и нечасто доминирую в сексе, но если приходит­ся, я ничего не имею против. Однако мой опыт показыва­ет, что в наше время, похоже, все клиенты поголовно жела­ют, чтобы с ними обращались, как с тяжело больными.
Он: Что может быть прекраснее, когда тебя трахает чу­десная незнакомка.
Я: Да вы поэт. Вас можно цитировать, вы не против?
-   О нет, нисколько, - он, видимо, польщен. После паузы:
-   Что это ты делаешь своими руками?
Пальцы мои были напряжены: я нависала над ним, всем своим весом опираясь на них.
-  Я не хочу, чтобы эта картина со стены упала вам на голову. - Я стиснула зубы.
-  Хорошая мысль. Ты рк постарайся, чтоб не упала. Вот те на! Похоже, приятель, ты не у себя дома. Гм-гм.
Что-то уж больно требовательный, а на вид такой смир­ный, подумала я. Немного позже...
Он: А ты классная девочка, честное слово.
Я: Я думала, что такое можно услышать только в кино.
-  А я думал, что такое бывает только в кино.
Эротический роман Интимный дневник Записки Лондонской проститутки
<<<   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26   >>>

Эротический роман Интимный дневник
Записки Лондонской проститутки

Ограничения по возрасту 18+